Category: медицина

Лишиться девственности

Прийти в ЖЖ в 2016-м – ну это как лишиться девственности в 32. В общем, ничего смертельного, даже о каких-то добродетелях свидетельствует, ждал настоящей любви, берег себя для единственной, но... хватит врать, тебе просто никто не давал. В моем случае истина где-то посередине.
Сначала мыслей, достойных дневника, не было в принципе, потом несколько лет я не понимал, как зарегистрироваться. С тех пор дневник стал досье и постепенно переходит в категорию "дело". Пора, не правда ли? Тем более хозяева прислали повестку, а больничный теперь сложно достать. Попробуем набрать хотя бы двух читателей.

Что будет на моей странице? Только рассказы разной размерности, не знаю, имеет ли размер значение в данном случае. Лайфстайл мой в «Инстаграме», ВК и ФБ, политика – в ФБ и иногда в блоге на «Эхе Москвы», остальное про меня – в Гугле и на Tsypkin.com.

Здесь будут исключительно литературные потуги. Сразу хочу оговориться: на звание инженера человеческих и каких-либо других душ не претендую, пишу исключительно из тщеславия и самолюбования, деньги зарабатываю по-другому. Все гонорары немедленно пропиваю. В историю входить не собираюсь. Только если случайно.

В первое время займусь выкладыванием рассказов из архива, кое-что – из книжки «Женщины непреклонного возраста и другие беспринцЫпные истории», часть из Comedies Urbaines (она выходит на французском скоро, и несколько новых рассказов вошли туда), что-то просто из ниоткуда, ну и новое, конечно.

Потом выложу интервью с различными интересными гражданами (интервьюирование – еще одно мое развлечение). Иногда буду делать материалы специально для своего ЖЖ.

Страницу предполагаю оставить оазисом вежливости и беспощадной толерантности. Никакой политики, разумеется. Продажи постов не предполагаю. «Для Атоса это слишком много, а для графа де Ла Фер слишком мало» (с).

Раз в неделю (допустим, в среду) буду появляться, отвечать на вопросы, проповедовать, заряжать воду и предсказывать будущее.

Ну, друзья мои, как сказал Армстронг, выходя из «Аполлона»: «Не на…нуться бы!».

Спасибо!

Волшебник страны 03. Веселая драма

У меня есть «почти сестра» (далее ПС) . Ей не повезло. Она умная, красивая и молодая. И ни один из недостатков до сих пор не прошел, хотя она делает все возможное, но даже пьянство не помогает. Как понятно, терпеть такую никто не хочет. Нет ну кому это надо чувствовать себя полом в балетном классе. Все замечательно, лежишь себе в окружении красоты и большого искусства, но при этом по тебе постоянно ходят и не дай Бог трещина какая или неровность. Тут же достают рубанок и давай обтачивать. Если ты бетонный или каучуковый, тебе все равно, но мужчины чаще всего, как мы знаем, деревянные и не выдерживают. Хотя того стоит. Так сложилось, что очередной ясень не осилил задачу и отциклевался в ноль. Свалил, то есть.
ПС погрустила, поисколола куколку, повыкидывала фотографии, да и стала ходить на свидания. На указанные выше недостатки тут же слетелись малоопытные деревяшки и принялись изображать корпоративную социальную ответственность. Главная ошибка недалеких принцев, узнавших, что у девушки личная драма и разбитое сердце - это попытка показать себя с лучшей стороны и быть тетей Таней из «Спокойной ночи малыши». Они начинают сочувствовать и усиленно лечить душу: цветы дарят, заботу проявляют, доброго утра каждый день в смс желают, в постель не тащат. В общем, ведут себя омерзительно, а главное бессмысленно. Даже если их и используют в качестве нурофена, то светит им лишь побыть bridge-boy. И вот один такой мягкотелый бурундук (хороший парень кстати, душевный и открытый, либо играющий в такого, что тоже через раз) на N-ом свидании вдруг завел разговор о состоянии здоровья. Мол все ли у «почти сестры» хорошо. Лицо при этом состроил, как будто ПС пришла в ресторан без головы.
«Ты себе хорошо чувствуешь? Развод - это такой стресс, иммунитет может упасть, если мало ли надо, у меня прекрасные врачи есть»
Нормальный такой комплимент для девушки, согласившейся на встречи в надежде прогнать тоску и нагнать самооценку. ПС сделала вид, что спросили не ее и перевела беседу в привычное русло таких свиданий: «свет мой, зеркальце скажи»
Ухажер функцию зеркальца выполнил, ПС была объявлена всех румяней и белее, но минут через двадцать тема медицины вновь всплыла. Румянец вызвал подозрения в краснухе, белизна в нервном истощении. С заботой достойной лучшего применения ПС предложили ничего не бояться и сознаться, а лучше завтра же поехать на чекап в любую страну, дескать уже все организовано. ПС однажды предлагали отвезти на Лазурку, многократно в Дубай, и бесчисленное количество раз в московскую область. Но пытаться соблазнить многопрофильной клиникой как-то не рисковали.
«Нет ну правда, я ведь чувствую с тобой что-то не то, я все устрою, просто иногда надо себя поберечь, доверится близкому человеку. Здоровье - это серьезно»
ПС ушла в туалет, посмотрела в нормальное отражение, позвонила подруге, маме, друзьям по работе и устроила допрос с пристрастием. Все сообщили, что она никогда не была так хороша, и товарищ просто маньяк, который хочет секса в операционной или мертвецкой.
ПС так парня и спросила. Ну я же говорил умная и красивая, чего ей терять. Гражданин вспыхнул, вскочил до потолка, закудахтал, что его оскорбили в лучших чувствах и что он не такой, а весь прямой. Обиженный врач вошел в роль и чуть не выпалили, что бабам от него только одно и нужно. Но одумался. ПС извинилась и попросила объясниться.
«Просто пойми, ты третий раз за вечер меня к врачу пытаешься отправить. Я не понимаю почему»
«У нас не первое свидание, и я который раз вижу как тебе звонит врач или ты ему, прости у тебя экран большой. И так как он не записан у тебя по имени, значит это не друг, а именно врач. Вот я и волнуюсь, хотел заботу проявить, а ты…ну как ты могла»
«Какой врач!?»
Мало того, что ПС всегда бесили попытки влезть в ее жизнь, так еще и с врачом она никаким не разговаривала.
«Ну у тебя кто записан 03. Скорая же или кто-то для скорой медицинской помощи. Я же могу еще пока построить простейшую логическую цепочку»
В общем, ПС поняла бесперспективность ужинов с таким логичным прынцем и, не слишком долго думая, посадила хорошего и искреннего, в принципе, воздыхателя на кол. Чокнулась с ним, попросила, чтобы до дна (ну опасалась в лицо содержимое получить) и сказала, как есть.
«03 у меня записан человек, с которым я трахаюсь, когда не с кем, а очень надо. Чтобы не трахаться с тем, c кем не надо. Ты в телефон чужой меньше смотри»
Заботливый ожидаемо превратился в Агента Смита, наговорил гадостей, разделил счет и лопнул.
Я спросил «почти сестру»:
«А почему ты не начнешь встречаться с 03?»
«Он меня каждый раз воскрешает. Но если я начну с ним жить, кто меня потом воскресит? Да и ему это не надо, я думаю»
Хорошо, когда есть волшебник страны 03...наверное...

Больше рассказов на TSYPKIN.COM

Как Ясир Арафат меня спас

Папа включает на даче канализацию.
Я (рьяно): «Помочь?»
Он (скептически):
«В настройке канализации пиарить нечего, листья сгребай и грабли не сломай!»
В 1991 году, вместо того чтобы как все школьники сидеть на даче и ждать путча, я был отправлен в Детский исправительный лагерь в Израиль. Ну, в смысле, я поехал к папе на каникулы. Это была моя первая поездка за рубеж. Мечтаний было много, а денег мало, как у всех с серпастомолоткастым паспортом.
Увидев на первой же израильской бензоколонке жвачку Juicy Fruit и банки Coca Cola в неограниченном количестве, я впал в экзальтацию и тут же потратил почти все выданные мне в России 20 или 30 долларов. Многим не понять, но я хранил подаренную мне за пару лет до этого банку кока-колы, наливал туда пепси и катался по Ленинграду на трамвае, собирая завистливые взгляды окружающих. В конце концов, группа невского пролетариата отобрала у меня и банку, и имевшиеся с собой деньги. Я страдал и ностальгировал по куску крашеной жести целый год, а тут их сотни.
В общем, деньги кончились, а жизнь только началась. Папа, осознав мое психическое расстройство, давал деньги только на музеи, и скоро я стал ощущать себя героем известного анекдота про еврейского мальчика: «Первый день русский, а уже вас, жидов, ненавижу».
Я потребовал с отца «репараций и контрибуций». Папа поступил по шедевральной парадигме «дадим обездоленным не рыбу, а удочку». Евгений Михайлович, даром что врач, решил приобщить меня к коммерции, а заодно выгнать из дому, в котором я почти круглосуточно ел и смотрел телевизор. Он купил сумку-холодильник на колесиках, двадцать бутылочек кока-колы (особый цинизм, зная о моей страсти к этому бренду) и послал меня продавать ее на улицы Иерусалима.
В Израиле чуть не ежедневно теракты. Мне 14 лет. Отцу 33. Вот ведь воля у человека.
Первый день прошел успешно. Я вышел во двор. Сел на скамеечку и начал «грозить Веселому Поселку (мой родной район в Питере), попивая кока-колу у себя в квартале». Так сказать, пошла амортизация основных средств. Раз в час я лениво булькал прохожим «Кока-кола кара» (холодная кока-кола). К концу дня я выпил десять бутылок, продал две. Уставший, но довольный пионер прибыл домой. Папа произвел расчет и сказал, что теперь я должен ему 18 шекелей. Антисемитизм начал пускать корни в моей неокрепшей душе. Я решил, что потомок благородной русской фамилии не будет барыжить на этих кровососов, и сказал, что у меня недомогание. И тут папа, что называется, ударил в пах.
— Кстати, хочу тебя с дочкой наших друзей познакомить, вот фотография, пригласи ее в кино.
Девочка была не такой симпатичной, как модели в каталоге Quelle, страницы с женским бельем которого составляли основу моей жизнерадостности. Но гораздо лучше большинства тех моих одноклассниц, которые обращали внимание на тощего и локально прыщавого интеллигента.
— Она ждет приглашения в пятницу, и у тебя есть три дня, чтобы вернуть мне долг и заработать на билет. Ну, или я скажу ей, чтобы она тебе билет купила.
«Ну ничего... попроси у меня в старости воды»,— подумалось мне. Папа внимательно посмотрел в мои глаза и решил на всякий случай родить еще двух детей. Теперь у меня сестры. Очень рассчитываю на них в вопросах воды для папы и себя.
В девять утра следующего дня, надев кепку, очки и взяв для себя воду, я вышел на охоту. Я был неудержим. Вокзал и музеи, синагоги и кладбища. Одинокие полицейские и одинокие бабушки. Группа военных и группа хасидов. Я продавал сладкий лимонад всем и везде. Меня любили и прогоняли. Я понял, что вода идет лучше и продал собственную. Я шел домой пешком, чтобы сэкономить на автобусе. Алчность обуяла меня, но я помнил одно: «Не заходи в Восточный Иерусалим». В школе я вел политинформацию и знал, что израильтяне аннексировали Крым, тьфу Палестину: вежливо туда зашли, но референдум не сложился. В общем, в Восточном Иерусалиме жили палестинцы и евреев они не очень ценили. Попасть туда было легко. Более того, часть еврейских районов находилась за палестинскими, автобус пролетал их особенно быстро. Периодически в автобус кидали камнями. Иногда случались и трагедии. Маму папиного друга зарезали прямо на улице... Уехала из беспокойной России... Судьба.
Но в подростковом возрасте опасность воспринимается по-другому, биологически организм знает, что жить еще долго и поэтому не боится смерти. Я был из довольно робкого десятка, но иногда терял всякую осторожность.
В общем, я оказался со своим холодильником в Восточном Иерусалиме. Случайно. Я, правда, не хотел. Просто заблудился. Народу резко поубавилось, прохожие были одеты странно, и еще более странно на меня смотрели. Мне стало страшно. А выхода особо не было. Я носился с долбаным холодильником как Миронов по Стамбулу в «Бриллиантовой руке».
Смеркалось. «Евреи, где вы?! Вернитесь, я все прощу. Господи, помоги мне». Господь помог.
Два араба с мрачными лицами шли по переулку мне навстречу. Я уже тогда понимал, что стану гуру пиара, потому что придумывать отмазы умел как никто. Тем не менее врать о национальности своего отца не собирался. Я вам не Павлик Морозов. Но ведь не нужно сразу кричать, что у меня папа еврей. Можно же просто завести дискуссию в иное русло. Врут бездарности. Таланты находят нужную правду.
Арабы ожидаемо меня остановили. На улице никого. В стране как-никак война. Это вам не про мобильные скорости на ТВ сказку за сказкой рассказывать.
Что-то спросили на иврите — понятно было, что я с другой стороны.
— Языками не владею, ваше благородие,— смысл фразы был чуть иной, но лицо сияло как у Якина.
— Ты кто?? — Террористы сносно говорили по-английски.
— Александр,— имя не еврейское, плюс 1 балл.— А вы?
Пауза. Не ожидали. Представились. Я долго и крепко жал каждому руку. Переглянулись.
— Ты что здесь делаешь, придурок?
— Кока-колой торгую, хотите вам со скидкой? — глупо хихикнул я. Торговое предложение отклика не нашло.
— Ты хоть знаешь, где ты находишься?
— В оккупированном Израилем Восточном Иерусалиме,— 100% правда, смотри резолюцию ООН.
Арабы подвисли, но взгляды их размягчились.
— А ты сам-то откуда?
— Я приехал из Советского Союза на заработки во время каникул — 100% правда.
Нахмурились. Тот, что помоложе, встал слева.
«Бежать теперь некуда. Черт, надо было раньше делать ноги, но тогда бы точно спалился».
— А деньги тебе зачем? — Именно так обычно начинала разговор ленинградская шпана.
— Сводить девушку в кино и купить маме цветной телевизор — 100% правда, мы жили бедно и дома был черно-белый квадрат.
— А мама в России живет?
«Уф-ф клюнули! Ща должны спросить, кто она по национальности и уже проще будет».
— Да, у меня родители врачи, а врачам в СССР мало платят, хочу маму на старости лет порадовать.— Кроме старости (маме 33), все остальное — чистая правда, плюс я в одной фразе упомянул маму и отца. Таким образом, складывается впечатление, что отец у меня тоже бедный врач в СССР, обычный «пиарный» прием.
— А мама русская? — развязка близка.
— Конечно! — с особым возмущением сказал я. Ждать, пока они спросят про отца, я не стал.
— Она, конечно, переживает, что я здесь, но знает, что я работаю на честных и порядочных евреев (100% правда) и уверена, что мне заплатят. А вы как думаете? Заплатят?
Араб проникся:
— Как повезет, но я бы взял вперед. А то я тут на стройке пахал месяц и нихрена. А на кого ты рабо...
— А вы не могли бы меня с Ясиром Арафатом познакомить? — нанес я упреждающий удар по выдвинувшимся к Курской дуге немецким войскам.
Мозг арабов застыл, они напомнили мне роботов с планеты Шелезяка. Даже моргать перестали. «Надо добивать».
— Это же герой палестинского сопротивления, я про него в школе рассказывал на уроках (100% правда). Если не возьму автограф, учитель расстроится,— 100% правда. Учитель военного дела так и сказал.
Я смахнул слезу. Роботы начали приходить в себя.
— Да, это наш герой, и мы рады, что есть в мире люди, которые понимают нашу борьбу, расскажи всем в своей школе, что мы будем бороться и дальше! Пойдем.— Один из арабов крепко взял меня за плечо, и мы пошли.
«Если мы идем к Ясиру Арафату, то мне конец, переиграл».
Через пару кварталов, когда холод в моем животе превратился в вакуум, они вывели меня на относительно многолюдную улицу, ткнули пальцем в сторону израильских полицейских и сказали на прощание:
— Не заходи сюда больше, наш советский друг.
Только тут я обратил внимание, что они худы, бедно одеты, а во взгляде какая-то простая усталая теплота. Обычные люди, как мой отец и его друзья в то время. Ну, не врачи они, не так образованны. Не там родились. Не вовремя. Надеюсь, им не пришлось никого убивать, и их не убили.
P. S. Девушка мне не дала. Телевизор я маме купил.

Больше рассказов на TSYPKIN.COM

Диагноз

Рубрика «чем Бог послал». (имеется ввиду, сам такое не придумаешь).

Итак, у знакомой стала болеть голова. Не в смысле, что ей опостылил супружеский долг, а реально начала гудеть, даже во время исполнения оного. Русские люди делятся на две категории: идут к врачу до того, как надо или после того, как надо. Вовремя не умеет никто, отсюда все проблемы. Через месяц приема обезболивающих у девушки появилась мысль, что цитрамон не сдюжил.
Выбрала она модную клинику. Чуть ли ни главный врач выслушала всё в подробностях и предложила немедленно переместиться в морг, сделав, конечно, для успокоения души МРТ. Дескать, понятно, что опухоль, помочь уже ничем нельзя, поэтому готовьтесь. Но если денег не жалко, можно получить фактические подтверждения.
Несмотря на административный ресурс МРТ показала, что опухоли нет. Завещание, из-за которого все уже успели переругаться и приобрести язву, было торжественно сожжено.
Осознав, что придется лечить, гуру выписал\а направления во все кабинеты клиники, кроме щитовой и серверной.
После трех месяцев анализов, приемов врачей и таблеток, посещения процедур и сеансов , список лекарств, необходимых для ежечасного употребления перестал помещаться в outlook календарь, а общий счет за карусель составил более трехсот тысяч, пусть уже никчемных, но все-таки рублей.
В итоге коллектив клиники, включая сисадмина, пришел к неутешительному выводу. Диагноза нет. Результата нет. Больной, тем не менее, жив.
История закончилась в кабинете, в котором и началась.
Пролистав результаты всего и вся, женщина выпуска середины прошлого века, с научными и административными регалиями, вызывающими дрожь во всем квартале, надев посмертную маску Гоголя, заявила следующее.
«А я знаю, что с вами»
Голова от любопытства перестала болеть, а пациентка превратилась в одно большое ухо.
«И что же?»
«Вы только серьезно отнеситесь к моим словам»
До этой неординарной рекомендации знакомая, раузмеется, относилась ко всему несерьезно.
«Я думала, думала и знаете что....»
В ожидании катарсиса даже снег на улице остановился и прислушался.
«Сглазили вас!»
Конец фильма.
P.S. Голова вскоре прошла.
P.P.S. Я вот думаю, с рублем та же беда. Сглазили его.